Приветствую Вас Гость | RSS

 Корб и все, все, все

Понедельник, 26.06.2017, 06:33
Главная » Статьи » Дневник Иоганна Георга Корба

Дневник Иоганна Георга Корба. 1698. Февраль
01.02.1698. На другой день путешественники были еще более приятно поражены обходительностью и вниманием, которые они здесь встретили, когда возвратившийся староста явился к ним с самыми любезными пожеланиями счастливой дороги. Господин Галецкий убедительнейше просил каждого выпить его наилучшей водки и, провожая нас из дому, обстоятельнейше рассказал, как и где безопаснее проехать. Такое указание было особенно полезно, так как в то время в Польше не стихла еще вражда партий. Многие из наших людей полагали, что ради сильного мороза они могут позволить себе выпить водки более обыкновенного; эти люди среди зимы, когда даже и лучи солнца не греют, вообразили, что если лишнее выпьют, то согреются, как летом. Но вся польза, которую они от того имели, состояла лишь в том, что водка их жгла, а мороз щипал. Лошади, почувствовав, что ездоки их дремлют, посбрасывали иных с седел, другие же попадали с телег и барахтались в снегу. Это было презабавное зрелище для тех, кто, сохранив меру, не потерял рассудка. В полдень, чтобы дать роздых лошадям, остановились мы на короткое время в Козмине; тут со всех сторон послышались оханья, стоны и брань, но как не было повода опасаться худых последствий для наших пьяных, то сетования их служили только предметом шуток и насмешек. На ночлег прибыли мы в Ярочин.

В Польше повсюду шатается неимоверное число воров, а кто этому не верит или не соглашается с этим, пусть сам на свою беду испытает. Мы же, придерживаясь мнения, которое было для нас безопаснее, приняли хорошие меры против ухищрений мошенников.

02.02.1698. Так как принятая нами в прошедшую ночь предосторожность, состоявшая в очередном карауле, оказалась бесспорно полезной, то и решено было, с общего согласия, продолжать то же и впредь. Проехав селения Шаршлоге и Погоржельце, провели мы сегодняшнюю ночь в каком-то небольшом селении (которое знакомый с местностью подводчик называл Блинденфидлер).

03.02.1698. Был жестокий мороз, но так как мы в селении Скаплях хорошо обогрелись около печки, то он нас не так сильно беспокоил. Через Бович приехали мы сегодня вечером в Орхов.

04.02.1698. Мороз сегодня немного полегче. На закате солнца, через Лович и Марквич, прибыли мы в Иновроцлав и остановились в предместье. Здесь нас посетили многие поляки: все они старались выставить перед нами свою преданность новоизбранному королю и сопровождали свои уверения неуместными телодвижениями. Мы втайне смеялись над чванством этого хвастливого народа.

05.02.1698. Мороз сдал, дорога была отличная, и мы еще до вечера приехали в Торунь. Этот город находится в Королевской Пруссии и пользуется преимуществами, подобными тем, которые имеют так называемые вольные города Римско-Немецкой империи. Немецкий язык здесь в большом употреблении, но с примесью польского. Хотя большая часть жителей аугсбургского исповедания, тем не менее и католики невозбранно исполняют обряды своей религии. На рынке города, около приходской католической церкви, сооружены красивые триумфальные ворота, для достойного приема новоизбранного короля польского.

06.02.1698. Здесь, на другой день нашего приезда, имели мы дневку собственно для наших лошадей, изнуренных беспрерывной дорогой. Отсутствие господина посла было известно; жители, показывая вид, что ожидают его приезда, назначили депутатов приветствовать его в то время, как он будет проезжать по почте через город, немецкой речью, которою они хотели выразить ему пожелания счастливого пути, а также изъявить свое достодолжное почтение и свою нижайшую преданность его императорскому величеству, равно и свою верность и непоколебимое повиновение новоизбранному польскому королю.

07.02.1698. Когда мы уже совсем собрались в дорогу, подводчик известил нас, что ему отказывают в проезде через Вислу, пока он не заплатит за принадлежащих ему подставных лошадей обычной пошлины, называемой das Brücken-Geld*, но когда объяснили сборщику, что пошлина эта взимается только за перевозку собственной клади и что по этой причине подводчик не обязан платить за переезд, то он отказался от своего требования, и мы, проехав Лысоминице, Осташев и Гизиву, прибыли в епископский город Хелмно. Смотря на этот город, можно подумать, что все адские фурии, покинув свои жилища, на него напали, ограбили и разорили его; он в двух милях расстояния от Хелмно и потому называется Епископским Хелмном. Великолепная церковь каноников замечательна как памятник вознаграждения за обиду, нанесенную каноникам жителями Торуня не католического исповедания во время крестного хода, совершаемого канониками в Торунь. В наказание торунцев и возмездие каноникам за поношение, им причиненное, обязаны были торунцы построить эту церковь собственным иждивением.

Этим временем господин посол был допущен милостивейшим соизволением к целованию, с должным и покорнейшим высокопочитанием, священнейшей руки августейшего императора, всепресветлейшего короля римского, и, по приведении к обычной присяге его высокопревосходительством, господином фельдмаршалом и председателем Надворного военного суда господином графом Штаренбергом, был внесен в список надворно-военных советников. Сделав по долгу уважения прощальные посещения важнейшим министрам его императорского величества и приняв напутственное благословение, во имя всемогущего Бога, от его светлости кардинала Колонича, господин посол отправился на почтовых в путь. Прибыв на берег Дуная в сопровождении супруги, друзей и родных, он с ними там распрощался и переехал Дунай, который вторично уже замерз.

08.02.1698. Отправясь далее, приехали мы, через Шоттенбрук, в Грудзендз.

09.02.1698. Здесь монастырь девиц ордена св. Клары, в котором мы сегодня слушали обедню. Дальнейшее путешествие наше весьма замедлялось скверными дорогами. Тяжело нагруженные повозки с трудом подвигались по холмистой местности, занесенной снежными сугробами. В полдень приехали мы в Новое, а на закате солнца в Песко.

10.02.1698. Проехав Риндеслоге, в одной версте расстояния от Штрасенбара, места нашего ночлега, одна из повозок по небрежности подводчика опрокинулась с окраины дороги, и нам стоило усердного двухчасового труда в ночную пору, чтобы поднять ее и втащить на дорогу. Конюший поехал вперед нас в Гданск, чтобы отыскать там до нашего приезда удобную гостиницу для помещения нас и лошадей наших.

11.02.1698. Следуя за ним с самого утра, через Лонгенау и Шеверинг, приехали мы около полудня в предместье Гданска, откуда въехали в самый город в приличном порядке. Гостиница, где мы остановились, называется «Зеленый Луг».

12.02.1698. Здесь должны мы были оставаться до получения нового, личного или письменного распоряжения господина посла. После обеда пошли мы осмотреть триумфальную арку, воздвигнутую гданским магистратом для достойного приема новоизбранного короля польского. Мы единодушно нашли, что она очень замечательна, блестяща, как по размерам и великолепной постройке, так и по остроумию символов.

13.02.1698. Главнейшая церковь сего города, лютеранская, носит еще на себе следы религии католической. При входе особенно обращает на себя внимание, как величиною, так и изяществом отделки, медная купель для крещения; но еще более замечателен в этой церкви образ Страшного Суда: на нем художник весьма живо изобразил те чувства, которые вызывает в людях это грозное событие. Сорок лет провел Яков Гейк из Амстердама над написанием этого образа: он первоначально был предназначен в базилику св. Петра, но корабль, на котором везли этот художественный памятник в Рим, потерпел крушение. Весь груз судна был поглощен морем, но водная стихия, как бы уважая святыню, принесла на своих волнах этот драгоценный образ к Гданску, и образ хранится между драгоценнейшими сокровищами здешней церкви. Так сказать, божественная кисть художника верно выразила различную судьбу веселящихся праведников и скорбящих грешников; наименьшие фигуры нарисованы с таким тщанием, что на них, как на живых, видны все движения чувств и страстей. Следует при том заметить, что живописец был хороший оптик, потому что глаз невольно обманывается, глядя на этот образ, который представляется в каком-то тройственном виде. Главный престол церкви обложен листами литой латуни; на лицевой стороне его изображен хор ангелов, на верхней доске престола — венчание Девы Марии. Другое изображение Богородицы, прекрасно сделанное из камня, хранится под ключом; рассказывают, что безумная чернь отбила у этой статуи одну руку. Осмотревши упомянутые достопримечательности, мы отстояли обедню в ближайшей часовне. Нам еще оставалось осмотреть крепость, называемую Мюнде; крепость эта построена для защиты пристани. Никто не имеет права войти в Мюнде без особого на то пропуска, выданного от магистрата. Позволение сие было охотно дано нам главным начальником Гданска, Шмидтом. Мы наняли за умеренную плату столько саней, сколько могли найти, и отправились на них по льду реки к той части ее, которая называется Мюнде. Мы прибыли туда весьма скоро. Мюнде, омывая наружные стороны вала, защищает крепость. Река здесь тщательно очищена пешнями от льда. Перевозные лодки находились на берегу крепости под охраной солдата. Он объявил нам, что, пока комендант не осмотрит наш паспорт и не отдаст приказания пропустить, до тех пор он не перевезет нас. Паспорт был отдан, и вскоре мы уселись в судно, в котором подплыл к нам солдат; он перевез нас к крепости, куда мы и вошли через первые ворота. Нас встретил здесь караул, стоявший под ружьем. Поручик, вследствие полученного им приказания, принял нас весьма приветливо и, проведя по внешним укреплениям, показал нам все, что заслуживало внимания посетителей; затем мы были введены во внутренность крепости, где нас встретил новый караул и дожидался нас другой офицер. Последний также показал нам все, что еще было достойно внимания. Множество орудий, вполне удовлетворительное укрепление стен и окопов, наконец порядок, в котором содержится крепость, заслуживают удивления. Тем же порядком, каким были мы введены в крепость, нас и вывели; при этом мы должны были везде показывать свой пропускной вид. Санная прогулка до того всем нам понравилась, что мы хотели было проехать на санях до самого взморья, но это оказалось невозможным, так как лед не простирался столь далеко, поэтому мы уселись в трехвесельное голландское судно, стоявшее у окраины льда, и все осмотрели.

14.02.1698. В воздухе туман, шел проливной дождь, заслонявший солнце. Зима слабела, дуновение весеннего ветра умеряло ее жестокость. Слизкость по улицам затрудняла пешеходов, и потому невозможно было развлекаться продолжительными прогулками по городу. Однако ж, несмотря на это, мы ходили к обедне в монастырь отцов кармелитов.

15.02.1698. Сегодня получили мы от посла нашего письмо, в котором он нас извещал, что находится уже в дороге и скоро приедет. Пополудни мы вздумали осмотреть Дворец сенаторов. По средам и субботам после обеда здание сие наиболее посещается сенаторами и купцами. В эти дни по завещанию какого-то купца городская музыка, за известную плату, услаждает слух посетителей прекрасно разыгрываемыми симфониями. Зал сенаторов замечателен по своей живописи, и, между прочим, к достопримечательностям его относят и то, что простонародный шут, известный под прозвищем Eulenspiegel*, прислонясь к большой печке, делает кривляния заговаривающим с ним и показывает им заднюю часть тела, оставив осмеянными тех, которые искали случая посмеяться над ним. На потолке зала видишь столь искусно изображенный кистью свет, что, глядя на него, присягнул бы, что он настоящий: до такой степени в сем случае искусство подделалось к природе. Герб города Гданска — олень, потому стены этого зала разрисованы различными картинами из истории и мифологии, в которых между прочими животными фигурирует олень: тут Орфей привлекает в лесах звуками своей лютни различных зверей, там гибнет Актеон, растерзанный собственными собаками, далее опять какая-то охота.

16.02.1698. Весь этот день был посвящен нами богослужению у отцов доминиканцев. Мы выслушали проповедь, обедню и разные молебствия.

17.02.1698. Частый дождь задержал нас опять дома: только те и выходили со двора, которые любили посещать винные погреба или которым хотелось узнать точную цену товаров.

18.02.1698. Пользуясь хорошей погодой и тем, что небо было совершенно безоблачно, мы отправились за город. Дорога к монастырю ордена цистерсов, находящегося недалеко от города, идет по весьма живописной местности: сады, увеселительные дома, прекрасные дачи, тенистые терновники, обильные ручьи, стекающие с холмов, живописно разбросанные сады — всюду глаз встречает пленительное разнообразие. У подошвы одной горы расположен монастырь ордена цистерсов, именуемый Оливою; вся окрестность в четверти часа расстояния от города принадлежит сей обители. Границей ее владений по направлению к морю и Висле служит крепость Мюнде. Монастырь основан Судиславом, князем поморским, в память обращения в католическую веру настоятелем холмским. Тот же князь перевел сюда из другого монастыря и монахов ордена цистерсов. Монастырская церковь великолепна; мы там нашли много эпитафий; одну из них считаю нелишним привести здесь: «Убежище сие нашла под сим утесом Олива. Да найдет она себе в Бозе свет, жизнь и верный покой». Монастырь богат, имеет свою типографию и аптеку. Всей Европе известно, вследствие каких побуждений проживал в сем монастыре французский принц Конде, предлагавший себя в короли польские.

19.02.1698. Четыре роты саксонской кавалерии пришли в город для охранения короля, который сюда прибудет.

20.02.1698. Прибыли две роты телохранителей польского короля и расположились на квартирах: одна в предместье Стольценберге, другая же в Шотландском предместье. Некоторые из нас вышли за город посмотреть на вступающих солдат, другие пошли на городскую башню осмотреть часы с музыкой, очень искусно сделанные.

21.02.1698. Какой-то миссионер служил сегодня обедню в монастыре бригиток. По духовному завещанию основателя монастыря, в нем должно бы помещаться 24 монаха и 60 монахинь; но лютеране не нашли нужным соблюсти волю завещателя и ограничили число отшельников 8-ю, а число монахинь 30-ю; доходы же, которые собираются для содержания недостающего числа монахов и монахинь, обращаются в городскую казну. Сегодня, в третьем часу пополудни, приехал на почтовых посол в двух экипажах. Ему, по распоряжению магистрата, отведены наилучшие комнаты в доме какого-то сенатора, которые он сейчас же и занял.

22.02.1698. На другое утро двое сенаторов явились к приезжему с приветственной прекрасной речью на немецком языке от лица всех своих товарищей. Сенаторы заявили при сем искреннейшую и почтительнейшую преданность его величеству августейшему императору. Господин посол отвечал с большой приветливостью, уверяя господ депутатов, что в первом же своем верноподданническом донесении представит в самом выгодном свете почетный прием, сделанный ему магистратом, и нижайшее оного заявление искренней преданности его величеству августейшему императору. Послу поднесены были при этом случае чрезвычайной величины рыба и 12 кружек с винами, рейнским и испанским.

23.02.1698. Посланы верхом два бирюча, чтобы возвратить слуг, отправленных отыскивать заблудшую собаку. Вечером, пользуясь прекрасной погодой, обошли мы вокруг города, перешедши по льду реки Вислу и Мотлаву.

24.02.1698. Наконец продолжительный наш отдых кончился; ожидая к этому времени господина посла, запаслись мы всем необходимым для дороги. В два часа после обеда оставили мы Гданск, и с повозками, тяжело нагруженными, проехав счастливо какую-то гору и Вислу, до сих пор еще не замерзшую, прибыли мы, в восемь часов ночи, в Шёнберг.

25.02.1698. Сегодня нужно нам было переезжать Вислу, но не без опасности, так как солнце грело в полдень уже сильнее прежнего, и поэтому лед сделался гораздо тоньше, однако, несмотря на это, нам пришлось, до нашего приезда на обед в селение Ропах, вторично подвергаться той же опасности, проезжая через другую реку, называемую Ногат. До вечера еще въехали мы в Эльблонг, город Королевской Пруссии. Он имеет большие перед другими городами преимущества. Река Ногат обтекает Эльблонг; если же захотят жители, то они могут так устроить, что река эта совершенно окружит Эльблонг и, таким образом, послужит защитой против неприятеля. Ногат, судоходная река, способствует торговле. Эльблонг состоит под верховной властью польских королей, пользуется обширными правами, вроде тех льгот, какие имеют имперские вольные города. Высшая власть в Эльблонге сосредоточена в руках двух сановников: бургграфа и председателя; первого назначает король, а последнего выбирает Сенат. Бургграф ведает делами военных и внешних сношений, председателю же предоставлены дела гражданские. В бытность нашу здесь в городе сооружали триумфальные ворота и власти готовили торжественный прием своему новоизбранному королю, который должен был приехать сюда для принятия подданнической присяги. Всем известно, что этот город долгое время находился во временном владении курфюрста бранденбургского, будучи отдан ему в залог на основании Быдгощского договора. Курфюрст имел даже здесь свой гарнизон. Известно, что это случилось вследствие того, что полюбовная сделка двух владетелей не состоялась. Уверяют, что польское правительство вновь отдает в залог за 400000 флоринов это богатейшее украшение своей короны.

26.02.1698. Снова продолжая дорогу, приехали мы к обеду в католическое местечко под названием Новая Церковь; нужно было переезжать реку Преголу. Проехав далее Фрауенберг, прибыли мы на ночлег в Браунсберг. Невдалеке от сего последнего места находится граница, отделяющая Королевскую Пруссию от Княжеской. Отцы ордена Иисуса имеют здесь свой коллегиум.

27.02.1698. Выслушав обедню, отправились мы в дорогу, проехали местечко Секерку Свенту и обедали в селе Федерау. Пока приготовляли обед, некоторые из нас, соблазненные прекрасною погодой и весьма приятным местоположением, пошли гулять на соседние холмы и в лесок терновника, иные занялись охотою за зайцами и мелкою дичью и подверглись разным приключениям. Здесь возвышается холм над скрытой речкой; казалось, что лед, прикрытый толстым слоем снега, должен поднимать человека; однако же кто только на него вступал, тотчас проваливался в воду; но так как речка не была ни глубока, ни быстра, то это приключение очень забавляло тех, которые спокойно смотрели, как упавший в воду с небольшими усилиями оттуда вылезал. Но конюшему угрожала большая опасность; в то время, как он стрелял по птицам, ружье его разорвало на части и осколком ранило его руку. Бог один спас, что этот случай не кончился гораздо печальнее, так как конюший стрелял около окна комнаты, в которой господин посланник преспокойно беседовал с некоторыми особами из своего поезда, нисколько не думая, что может случиться что-либо подобное. Но это приключение очень встревожило его, и он тотчас дал приказание осмотреть все заряженные ружья и те из них, которые окажутся сомнительными, разрядив, зарядить как следует людям, понимающим это дело. Вечером мы прибыли в Бранденбург.

28.02.1698. На следующий день, в одиннадцать часов, мы въехали в Краловец. В ожидании обеда пошли мы в приходскую католическую церковь, где служил обедню какой-то миссионерский священник. Здесь есть благочинный. Курфюрст бранденбургский обязан платить ему годичное жалованье в тысячу флоринов; он содержит при себе трех миссионеров иезуитского ордена, которые живут от подаяний, а потому жаловались, что терпят во многом нужду. Краловец, столица Княжеской Пруссии, находится под верховной властью курфюрста бранденбургского. Наместником его состоит один из герцогов Голштинских, который в то же время заведует и главным управлением. Узнав о нашем прибытии, герцог тотчас же прислал своего чиновника к послу с приветствием и с приглашением пожаловать на завтрашний день на обед в замок. Посол за такое внимание через своих чиновников выполнил взаимно долг вежливости, но от обеда уклонился, вероятно, по политическим соображениям. Тем не менее наместник не преминул прислать к господину послу музыку курфюрста и караул для охранения наших особ и имущества.

Источник: http://www.memoirs.ru/texts/Korb.htm
Категория: Дневник Иоганна Георга Корба | Добавил: KVV (01.02.2008) | Автор: Иоганн Георг Корб
Просмотров: 452 | Теги: история, Иоганн Корб, февраль, 1698 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]