Приветствую Вас Гость | RSS

 Корб и все, все, все

Суббота, 19.08.2017, 14:08
Главная » Статьи » Дневник Иоганна Георга Корба

Дневник Иоганна Георга Корба. 1698. Январь
Утвердив вышеприведенный договор 25 февраля того же года, император признал нужным назначить ко двору московскому посланника, чтобы иметь при его посредстве своевременные и точные известия обо всех планах тамошнего правительства.

Поистине, ни одно дело в управлении государством не требует такой осмотрительности, как выбор лиц, назначаемых в посольство к иностранным государям или народам. Посланных в иноземные государства можно сравнить с жилами, находящимися в недрах земли, назначение которых — препровождать сообразно со слоями, через которые они проходят, в свою отчизну целебные или вредные для ее состава соки. Потому-то и его священное цесарское величество милостивым оком, с врожденным ему монаршим благодушием, измерял силы тех, которые изъявляли желание возложить на себя сие почетное бремя. Наконец его священное цесарское величество решил избрать достозамечательнейшего господина Христофора Игнатия, благородного господина Гвариента-Ралля, Священной Римской империи и королевства Угорского кавалера, действительного надворно-военного советника его цесарского величества. И действительно, не могло быть удачнее выбора. Дипломат этот, по многолетнему опыту, основательно знает свет, и ум его изощрен практикой в государственных делах. Монарх имел также в виду и его заслуги. Из любви к отечеству Гвариент-Ралль дважды подвергался опасностям путешествия в Константинополь. При осаде Вены ежеминутно жертвовал он своей жизнью на пользу всех христиан. С большой сметливостью и самоотвержением угадывал он в стане магометан все мусульманские предначертания и сообщал о них в письмах, пересылавшихся им ежедневно с большой тщательностью в столицу августейших цесарей. Большое значение придает сему мужу в глазах императора и то, что он весьма хорошо знает нравы и дух московского народа, потому что Гвариент еще прежде состоял при цесарском посольстве в Московии. Господин Гвариент, получив милостивейшее цесарево назначение стать во главе сего посольства, приготовил все нужное, чтобы отправиться в путь с приличной его новому назначению важностью. Но по причинам, не зависевшим от его воли, встретились препятствия, удержавшие Гвариента еще целый год на месте. Наконец, с помощью Божией, устранив все, что могло его долее задерживать, он отправил вперед следующих с ним и пожитки, и 10 января, около полудня, благополучно началось давно предположенное путешествие. Всего было восемь повозок для людей и под вещи, лошадей же пятьдесят.

Свита посла выезжала из Вены в следующем порядке. 1. Верхом, впереди всех, ехал конюший, за ним следовали двое верховых слуг, они вели в поводу лошадей отличных статей; лошади были покрыты медвежьими шкурами. 2. Следовал собственный господина посла экипаж, запряженный шестерней карих лошадей отличной породы и накрытых, в предохранение от дурной погоды, разными чехлами. 3. Следовал первый экипаж должностных лиц, который занимали три миссионера. Экипаж этот, равно как и экипаж господина посла, отличался искусной отделкой. 4. Второй экипаж должностных лиц. 5. Дорожная телега с кухонною посудою. 6. Громадная телега с грузом разного рода, весьма неудобная для дороги. 7. Дорожный экипаж, занятый официантами и курьерами. 8. За ним следовали две телеги, нагруженные вином и разными вещами; в них везли даже английских собак, замечательных по величине и быстроте.

Дунай уже разошелся вследствие преждевременного тепла, и нам нужно было переправляться через реку на судах. По распоряжению председателя Палаты, покойного графа фон Брейнера, приехал на берег Дуная верховой с графским предписанием к начальнику водяных сообщений, чтобы вещи господина посла были переправлены в целости, прежде всех находившихся там лиц. Предосторожность эта пришлась очень кстати, потому что при вскрытии реки снесло мост и собралось столько со всех сторон народа, желавшего переправиться через реку, что невозможно было бы в продолжение целого дня перевезти всех присутствовавших. Переправа была продолжительна, потому что река широка, да и плавающие повсюду льдины затрудняли перевоз, так что мы только поздно вечером достигли противоположного берега. Оттуда приехали мы на ночлег в Стамерсдорф. Едва успели перенести из повозок в комнату требовавшиеся нам вещи, как приехали к нам двое нарочных, присланных господином послом: одному поручено было отвезти в Вену конюшего, замешанного в какие-то неизвестные мне дела, а другой обязан был заменить его на время отсутствия.

11.01.1698. На следующий же день они были уволены от своих поручений, потому что один увел назад с собою конюшего, а другой был назначен в нашу свиту и должен был продолжать с нами путь. Погода была прекрасная, когда мы, проехав через Ейгенсбрун, прибыли к полудню в Волькдорф, а к вечеру приехали мы в Гаунерсдорф. Обычное у католиков по субботам богослужение напомнило нам должное поклонение Богородице. Один из миссионеров (три священника этого ордена сопровождали нас в Москву) читал нам Лоретанские литании, а мы за ним их пели, и впоследствии мы свято наблюдали за тем, чтобы всегда отправлять сие богослужение.

12.01.1698. На рассвете (день был воскресный), после обедни, которую все наши люди по очереди слушали, отправились мы в дальнейший путь и во втором часу пополудни, миновав Шрик, приехали в Вульферсдорф, принадлежащий князю Лихтенштейну, известный дворцом княжеским. С левой стороны примыкает к Королевской улице холм, на котором устроены набожными жителями места, напоминающие страдания нашего распятого Спасителя; кроме прочих изображений мест страдания Господня, сад оливковый и гроб Господень поддерживают в жителях религиозные чувства; там же поставлен памятник и св. Розалии. Оставив это место, приехали мы к вечеру в Кецельсдорф.

13.01.1698 Когда мы проснулись, солнце уже взошло, но было заволочено густыми тучами. Дурная погода с сильным ветром. Дорога, по которой приехали мы в Дразовы Дворы, замечательна плодородием соседних холмов. Замок Фалькенштейн, который теперь необитаем, в четверти часа езды отсюда. Неподалеку и другой замок, который получил от Дресенгофа свое название или же ему оное сообщил, а вблизи возвышается храм во имя св. Витта. Здесь находится граница между Австрией и Моравией. Около полудня приехали мы в Микулов, принадлежащий князю Дитрихштейну. В Нижней Вистонице имели мы ночлег и из предосторожности от огня, который, по причине сильного ветра, мог бы быть очень опасен, поставили стражу, поочередно сменявшуюся. На другой день назначена здесь большинством голосов дневка, по той основательной причине, чтобы дать лошадям отдохнуть и собраться с силами для дальнейшего пути.

14.01.1698 Сегодня исправлено все, что было потеряно или повреждено каким-либо другим образом. По случаю воскресенья была обедня с музыкой.

15.01.1698 Все уладив хорошенько, на восходе солнца пустились мы со свежими силами в дорогу. Чиновник, принявший было на себя временно должность смотрителя над лошадьми, принужден был отправиться по собственным делам в Вену. Обстоятельство это не представилось ему неожиданно, он его предвидел. По отъезде его пришлось нам сообща выполнять его обязанности. Скверная дорога принудила нас, проехав местечко Немчице, остановиться на ночлег в Дельнице, но день этот не обошелся без неприятности. Лошади, запряженные под повозкой с кухонной посудой, непривычные к своему кучеру, взбесившись, понесли по окраинам дороги и по пустырям и остановились тогда только, когда опрокинули телегу; из двух поваров, сидевших в ней, один был ушиблен, но не особенно сильно и потому не нуждался в продолжительном лечении. То же самое случилось и дальше, но на этот раз кучер был ловчее; лошади успели только свернуть с дурной дороги и понести по закраинам.

16.01.1698 На следующий день, несколько лучшей дорогой, через местечко Русинов, принадлежащее его сиятельству графу Кауницу, приехали мы, до заката солнца, в город Вишков. Ров обнесен частоколом, а город стеною, за городом монастырь отцов капуцинов. В числе прочих порядочных построек заслуживают внимания замок и приходская церковь с часовнею. Город этот состоит под духовною и светскою властью епископа оломуцкого.

17.01.1698 Наиболее нагруженные повозки были отправлены на рассвете вперед. До полудня проехали мы половину дороги и через Бродек прибыли в Кралице, затем через Славонии, около трех часов пополудни, приехали мы в Оломуц, и так как в городе нельзя было скоро найти гостиницу, довольно обширную для помещения наших лошадей и повозок, то, проехав это главное местопребывания оломуцкого епископа в стройном порядке, остановились мы в предместье, в гостинице под вывеской «Золотая Лошадь». Там уже второй день ожидал нашего прибытия новый конюший, назначенный господином послом на место уволенного, и немедленно, на основании приказа, им с собою привезенного, был введен того же дня вечером приличным образом в должность.

18.01.1698 Тут должны мы были остаться в городе на целый день для закупки подставочных лошадей, так как в смете расхода, данной императором, предписывалась нам по этому предмету возможная бережливость. Главный начальник городской стражи господин Гас-линген, бывший в то время оломуцким комендантом, оказал нам во многих отношениях свою дружескую благосклонность.

19.01.1698 Прошло уже 10 часов, прежде чем мы успели приспособить всех лошадей к поднятию тяжестей. Дорога, которой мы ехали через Доляны и Ивову, показалась нам очень тяжелой, но по пути в Граничив пришлось ехать еще сквернейшей дорогой, заваленной громадными сугробами снега, в котором так глубоко вязли лошади, что не могли идти; тщетно выбивались они из сил; без самых усиленных стараний кучеров лошади не могли бы пройти эти суметы. Возле самого селения находится на дороге опасное для путешественников место, большой овраг, прикрытый снегом. Когда мы к нему подъехали, совершенно стемнело, так как было уже восемь часов. По скату ухаба повозки наши так глубоко спустились, что мы не могли бы их оттуда вытащить без помощи местного судьи, который, снисходя на основательность наших просьб, позвал на помощь к нам всех своих поселян, спавших уже по своим гнездам мертвым сном. Однако же мы пробились на этом месте до самого рассвета. Вся дальнейшая дорога была в дурном состоянии; множество выбоин, овраги и большие снеговые сугробы мешали нам ехать, так что мы не прежде полуночи доехали до Беруна.

20.01.1698 Сегодня дорога не лучше. Через Рейхартице, Дворце, Вейбальд и Бильчице (Гейденпильч; последний получил название от плода гейденкорн, которого там много) приехали мы в Лесковец.

21.01.1698 Сегодня приехали мы через Бенешов в Лихтнов, не встретив больших затруднений по дороге. Селение Лихтнов, со своими дачами и домами, тянется на целую милю; здесь нашли мы квас, и так как дорогой очень разгорячились, то, не разбирая много, пили его с большим удовольствием. Около четырех часов вечера приехали мы в Карнёв. Город этот, окруженный окопом, рвом и стеною, состоит во владении князя Лихтенштейна. Здесь перед отъездом слушали мы обедню у отцов миноритов.

22.01.1698 Сегодня проехали мы много деревень, как то: Дернице, Вратишовы, Мокре, Добешовы и Майдельберг. По правой стороне последней находится замок, который выстроен на высоком холме и принадлежит графам Коловратам. Не ранее шести часов вечера приехали мы в Прудник, потому что пришлось перебираться через две снежные горы и, спустясь с одной, тотчас подниматься на другую.

23.01.1698 Небо ясно, дорога довольно хороша. Перед вечером, миновав Полькерсдорф, приехали мы довольно рано в Нису. Город этот, укрепленный окопами и рвом со стеною, заимствовал имя свое от реки Нисы, над которою построен; принадлежит он к владениям вратиславского епископа и украшается коллегиумом ордена Иисуса и приходской церковью. Один из императорских миссионеров отправился по своим делам на почтовых лошадях в селение Лейбе, обещая дождаться нас во Братиславе. Мы получили письма от господина посла, касающиеся некоторых особ нашего поезда, преимущественно же конюшего.

24.01.1698 Переночевав в Нисе, приехали мы со всеми нашими пожитками, около четырех часов пополудни, на ночлег в Гродек. Дорога была отличная, день прекрасный.

25.01.1698 Отправясь с рассветом в дальнейший путь и проехав Леттенберг, Зинту и Россов, приехали мы поздно в Олаву, названную этим именем по реке, протекающей перед городом. Мы в нем остановились, имея нужду переменить подставочных лошадей. Въезжая в городские ворота, встретили мы пастора аугсбургского исповедания, сопровождавшего тело покойника, которого везли на санях. Горожане — аугсбургского исповедания. Замок довольно хорош, в нем в это время жил королевич Яков со всепресветлейшею своею супругою, эрцгерцогинею Нейбургской; принц этот — старший сын покойного польского короля Иоанна. На крыше Сенатского дворца поставлен медный петух, который, как только часы на колокольне пробьют час, вращается кругом, посредством нарочно устроенного механизма. Сегодня вечером конюший уехал с почтою вперед во Братиславу, чтобы отыскать до нашего приезда гостиницу, удобную для помещения людей и лошадей.

26.01.1698 Сегодня поутру слушали мы обедню в католической церкви вышеупомянутого замка. Пользуясь отличной дорогой, проехали мы станцию довольно скоро и до полудня прибыли во Братиславу. Остановись в предместье, известили мы конюшего о нашем приезде. Мы оставались там до его прибытия, приводя между тем в надлежащий порядок лошадей и повозки. После сего весь наш поезд был введен им в стройном виде во Братиславу, пребывание епископа.

27.01.1698 Необходимо было иметь здесь дневку, так как требовалось отыскать новых подводчиков для дальнейшей перевозки нашей поклажи. Господин посол просил письмом барона Нейдгарта, вице-президента Силезской Палаты, оказать в настоящем случае помощь тем из чиновников, которые были обязаны заботиться о сем предмете.

28.01.1698 И сегодня остались мы еще на месте, занимаясь весь день перегрузкой вещей с прежних повозок на новые, чтобы быть в полной готовности к отъезду на следующее утро.

29.01.1698 На рассвете все мы собрались в дорогу. Возле городских ворот присоединился к нам и тот императорский миссионер, о котором я сказал, что он по своим делам от нас отлучился. Сегодня, проехав селения Вейден, Гинген и Голау, остановились мы на ночлег в деревне Кляхе.

30.01.1698 На рассвете мы отправились далее по неровной, каменистой и гористой дороге. Оставив за собой Торнаст и Шейрен, приехали мы к обеду в селение Тейчгаммер. Здесь осматривали мы медеплавильный завод. Протекающая мимо него речка приводит в движение, посредством колеса, молот. Проехав потом сплошной лес, простирающийся на 3 мили, прибыли мы на ночлег в местечко, называемое Милич.

31.01.1698 В полдень переехали мы границу Польши и прибыли в первое ее местечко Здуны, принадлежащее генералу польских войск Лещинскому. Таможенный начальник, хотя и немец, не обращая внимания на предъявленное нами свидетельство на свободный пропуск нашего имущества, утверждал, что таких громадных тюков без осмотра пропустить нельзя, и тогда только отступился от своего требования, когда подводчик подтвердил под присягой, что он кроме привилегированных вещей господина посла более ничего не везет. Пустое притязание этого чиновника подало нам повод к громкому и весьма основательному смеху. Еще сегодня вечером приехали мы в город Кротошин. В отсутствие старосты, господина Галецкого, подстароста его, господин Добровольский, принял нас хорошо, хотя и знал, что приехал только один поезд господина посла. Были доставлены для людей пиво, водка и хлеб, а для лошадей овес и сено; таковая присылка особенно дорога при той бедности, в какой находится в настоящее время Польша. Жена господина Галецкого посетила путешественников и щедро снабдила рыбою. Гости превозносили такое гостеприимство, так как до сего города не встречали ничего подобного.

Источник: http://www.memoirs.ru/texts/Korb.htm
Категория: Дневник Иоганна Георга Корба | Добавил: KVV (01.01.2008) | Автор: Иоганн Георг Корб
Просмотров: 397 | Теги: 1698, январь, Иоганн Корб, история | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]