Приветствую Вас Гость | RSS

 Корб и все, все, все

Среда, 13.12.2017, 06:31
Главная » Статьи » Мои статьи

Лекция-диспут «Что опаснее: гомосексуализм или гомофобия?»
Материалы лекции-дискуссии «Что опаснее: гомосексуализм или гомофобия?», состоявшейся в лектории «Метромска» 22 августа 2013 года, несмотря на серьезные препятствия, чинимые доблестными полицаями и прочими ревнителями "суверенной нравственности".

Полная аудиозапись лекции-диспута (2:08'24)



Наиболее драматичный момент диспута (00:14'):



Полная видеозапись лекции-диспута



Текстовая расшифровка концовки диспута:

Наталья: Данное явление было исследовано и исследовалось еще раньше: при советском периоде оно тоже исследовалось. Потому что это имело место быть. Конечно, не в таких масштабах, как сейчас. Не надо говорить, что это не исследуется..

Виктор Корб: Я не говорю, что не исследуется... 

Наталья: ... что мы не знаем, как с этим бороться. Да все мы прекрасно знаем. Дело в другом. Дело в том, что те же СМИ, как вы говорите, используя значительные ресурсы и имея, извините меня, как говорится, своеобразную политику, которая идет именно в эту сторону, которая это все дело и лоббирует. То есть, это все преувеличивается - то, что называлось раньше насилием в семьях, в русских семьях, родителей и детей... Если вы помните. Было такое... И мы знаем, к чему это привело, к чему приводило все это.

 

Виктор Корб: То есть, насилия в семьях не было?

Наталья: Эти цифры завышались!

Виктор Корб: А Вы знаете эти цифры сейчас, в Омске? В омских деревнях? Наталья, Вы знаете эти цифры в омских деревнях? Просто ответьте мне уже на вопрос!

Наталья: А Вы знаете эти цифры, да?

Виктор Корб: Вы знаете эти цифры? Ответьте, пожалуйста, знаете ли Вы их сейчас?

Наталья: Нет.

Виктор Корб: ... о насилии сексуальном в семьях...

Наталья: Родителей над детьми?

Виктор Корб: Родителей над детьми в омских семьях. Знаете или нет? Да или нет?

Наталья: Нет. Так скажите их нам!

Виктор Корб: Я тоже не знаю! Теперь остановитесь, Наталья. И в этом...

Наталья: Я не знаю - МВД знает!

Виктор Корб: Нет! Нет! Не знает МВД! Ни хрена не знает ваше МВД! Оно лишь поощряет это насилие. Оно само участвует в этом насилии. Оно покрывает это насилие, Наталья, если Вы не знаете этого.

Наталья: Кто-то прикрывает, кто-то не прикрывает... Вся милиция, получается, как Вы говорите, только прикрывает...

Виктор Корб: Нет. Нет. Вся милиция у нас занимается разными вещами. Но то, что у нас нет ресурсов на исследование этой темы, и поэтому ни Вы, ни я и никто не знает реальных цифр реального сексуального насилия в семьях омских, - это наша общая проблема. И Вы вот такой агрессивной реакцией на меня не помогаете решать эту проблему, а Вы работаете вот в этом режиме [показывает на доску]. Вы продолжаете усиливать иррациональный метод, усиления иррационального термина "педофил".

 

Наталья: Никто его не усиляет - Вы его усиляете. 

Виктор Корб: Вы сейчас в течении пяти минут не давали мне даже спокойно сформулировать вполне корректные вещи. Обратите внимание [обращается к участнику, задавшему ранее вопрос]: сейчас моя мысль стала понятнее? То, что я сказал в этом диспуте, специально обострив его. Я же сейчас страшные вещи говорил: сексуальное насилие в семьях, неизученное, но реальное, - гораздо страшнее, чем мифическая "педофилия", которая не приводит к реальному насилию.

Наталья: Нет! Как раз-таки больше насилия со стороны посторонних!

С места: Откуда ты знаешь?

Наталья: Ну потому что мы изучали эту тему, мы это знаем. Ну не я лично...

[Общий смех. Наталья вступает в спор с соседкой Светланой. Лектор их останавливает..]

Виктор Корб: Давайте уже, наверное, заканчивать. Или есть еще темы, которые нужно обсудить?

Наталья: Давайте я скажу, только Вы меня не останавливайте. Потому что насилие в семье - оно гораздо меньше, не знаю, буквально процентов, скажем, восемь, от всего насилия над детьми. То есть, в принципе, насилие над детьми совершают, в-основном, чужие люди.

Виктор Корб: Давайте я сделаю два возражения, контраргумента. Точнее, три. Первый, самый неприятный для всех нас, я уже сказал: то, что Вы сейчас произнесли, - это неправда. Потому что эта тема надлежащим образом не изучена. Не то что надлежащим, а практически совсем. Я могу детально объяснять, почему так сложилось, но это факт. Итак, первый тезис - нет достоверных данных.

Второй тезис. Даже если согласиться с Вашей подачей о том, что основные угрозы лежат не внутри семьи, а снаружи... 

Наталья: Мы говорим о насилии над детьми...

Виктор Корб: Да, говорим о насилии над детьми. На самом деле, не только над детьми, но мы сейчас ограничимся этим. Даже если с этим согласиться, я как отец двух детей и как честный исследователь могу вам сказать, что это проблема российской семьи и это проблема российского общества, в целом. Потому что главная причина насилия над детьми вне семьи - это то, что дети у нас вне семьи остаются незащищенными благодаря нашей особой семейной культуре. Вот этой, которую мы можем как угодно называть - "традиционной" и так далее, - но которая в реальности не имеет ничего общего ни с заботой о детях, ни с культурными ценностями, ни с безопасностью. Ни с чем. У нас дети - сейчас, в России, в современной России, - подавляющее большинство находятся в абсолютно незащищенном состоянии! И то, что их массово не насилуют, не воруют, не превращают в рабов разной степени, не развращают, а на самом деле, это все происходит, все, что я сейчас перечислил, причем, настолько массово, что мы бы ужаснулись и хоть немножко встряхнулись... Это происходит, потому что мы к этому привыкли. Мы, в целом, спокойно относимся к тому, что у нас дети на улицах находятся, не сообщая где они находятся в настоящий момент. К тому, что у нас детям не привита  культура безопасного отношения. Что у нас взрослые, увидев одинокого ребенка, не кидаются его защищать... И так далее. Понимаете?

Это я только небольшие отдельные моменты объясняю. Когда Даша Некрасова пропала на маленьком участке, казалось бы, абсолютно оживленной Заозерной улице, по пешеходной, привычной и за много лет отработанной, дороге от школы до дома, на расстоянии где-то восемьсот метров. Какая первая мысль у меня возникла, как вы думаете?.. С моими детьми такого произойти не может! Слава богу, они уже взрослые, но не могло произойти никогда! Потому что я знаю вот эти все базовые вещи, о которых я сегодня говорил в самых разных представлениях, я к ним отношусь реально, серьезно. Я знаю, что природа, реальный окружающий нас мир - агрессивен. Я знаю, что каждый человек находится в страшном, беззащитном состоянии, если он одинок. Я знаю, что если детей не сопровождать из школы до дома, то вероятность угрозы им крайне высока. И это ведь я только самый простой пример вам привожу. Понятно, да? Это был второй тезис.

А третий тезис - совсем страшный, тот, который вызвал эту нашу бурную дискуссию. К сожалению, и в семьях, внутри - опять-таки по принципу Альтшуллера: если бы в семьях не было еще более опасно, еще более незащищенно детям, тогда не было бы и снаружи так! Хитрость в том, что у нас в семьях просто - так сложилось, такие отношения атомизированные; это нам раньше так казалось, тем, кто в советское время еще жил, что якобы все так открыто, прозрачно живут - ничего подобного, - а сейчас еще более закрыто живут. То, что у нас в семьях творится, то, что у нас у соседей творится, в нашей молодой семье, сверху, какими словами они "разговаривают", папа с мамой при дочке! И все это на наших глазах: появление этой семьи, рождение ребенка, топ-топ-топ... И как себя ведут родители по отношению к этому ребенку. И я знаю, что это неслучайно, это не редкий какой-то уникальный случай - это реальность. Родители с детьми разговаривают матом массово. Этот мат является не междометиями, как мы иногда с коллегами-журналистами или блогерами обсуждаем: не "блять" с буквой т в качестве междометия, - нет, этот мат является реальным выражением агрессии. И, кроме этого мата, - реальное насилие. И кроме этого мата, - реальные отношения агрессии, недоброжелательства и так далее. Это я вам только один маленький конкретный пример привел. Но на самом деле, это - явление.

А то, что творится в местах, еще более отдаленных: от интернета, от взаимодействия, от открытых коммуникациях, в этих условных "деревнях", в зонах, - это...

Наталья: Этому есть объяснение...

Виктор Корб: Да есть, конечно, этому объяснение! Я к чему это все вам велу? К тому, что иррациональные попытки назвать страшное каким-то словом и делегировать это государству - это только ухудшает ситуацию, а нисколько не улучшает. Потому что ресурсы перераспределяются неправильным образом, они только усиливают эту ситуацию, только повышают агрессию. То, что у казаков в семьях творится, мы не знаем. Ну, мы потом узнаем по "кущевкам", что творится, в целом, в таком традиционном обществе, а что творится, пока не доходит до Кущевки, мы не знаем. Я, разумеется, говорю об условных "казаках", об условных "кущевках". Но это все, к сожалению, такая реальность.

Резюме такое. Любые фобии - гораздо опаснее, страшнее, несут гораздо более реальные угрозы, и жизни человека, и обществу, в сравнении с реальными явлениями и угрозами, если мы их отказываемся совместно воспринимать как реальные, оценивать рационально, не пытаясь от них спрятаться, игнорируя эти явления, не пытаясь манипулировать ими, наделяя разными магическими словами и эту магию усиливая государственными институтами. Вот главный мой тезис в этой лекции. Правильный подход, с точки зрения безопасности, - не бояться этих явлений, а точнее, учиться этими страхами управлять, разбираться с ними, разбираться в этих терминах, не торопиться "лайкать", не торопиться поддерживать какие-то мощные движения с явными признаками агрессии и насилия, быстрого и простого решения сложных вопросов и т.д.
Закончим на этом? Всем спасибо!
Категория: Мои статьи | Добавил: KVV (11.10.2013) | Автор: Виктор Корб
Просмотров: 1620 | Теги: образование, диспут, август, лекция, гомофобия, 2013, омск | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]